Виктор Цой: «Я желаю всем удачи. В особенности тем, кому сегодня 15 — 17 лет»

   

25 лет назад, 15 августа 1990 года, в автокатастрофе погиб Виктор Цой. Музыкант, актер, космополит, как сейчас принято говорить. В  одном из интервью певец признался, что говоря о свободе, он подразумевает прежде всего внутреннюю свободу. Сегодня мы целиком публикуем интервью лидера группы КИНО газете «Советская молодежь», вышедшее за год до трагической смерти Цоя.

— Виктор, начнем сначала почему «Кино»?
— Когда мы придумывали зто название, нам было по восемнадцать лет. Сейчас я даже не помню.
— Что побудило вас создать группу?
— Наличие некоторых песен. Я начал их писать, они понравились моим друзьям, потом — друзьям моих друзей…
— Прежде чем вы получили официальное признание, каков был ваш путь?
— Знаете, я никогда не шел тяжело, занимался только тем, что нравилось. И был вполне доволен этим. Никогда не старался добиться успеха любой ценой. Конечно, я рад, что очень многим людям нравятся наши песни.
— Вы как-то сказали,что собирали в группу «не музыкантов, самое первое — друзей». Охарактеризуйте своих друзей.
— Я не могу как-то «анализировать» друзей. У них есть и недостатки, и достоинства. Твоими друзьями они становятся не потому, что обладают набором всех положительных качеств, а по каким-то другим причинам.
— Кто близок вам из советских исполнителей?
— Я в хороших отношениях с Борей Гребенщиковым, Костей Кинчевым, дружим с Андреем Макаревичем, хотя мы не так часто встречаемся.
— У вас были эстрадные кумиры?
— Никогда. Я не любил кого-то одного. Мне нравились некоторые песни некоторых групп.
— Ваш имидж?
— У меня нет никакой установки на поведение. Я веду себя так как считаю нужным, в любой ситуации.


— Артисту часто приходтся отказываться в жизни от общедоступных благ и радостей. От чего приходится отказываться вам?
— От удовольствия гулять по улице, жить в одном и том же городе больше месяца. (Смеется).
— Как родители относятся к вашей работе?
— Сейчас они считают, что я занимаюсь своим делом. Наверное, они так считали не всегда.
— А они бывают на ваших концертах?
— По-моему, были один или два раза.
— Кто-то из кинокритиков отметил, что ваш герой в фильме «Игла» единственный в отечественном кино не тяготится своим одиночествоми этим привлекает.
— Пожалуй. Герой этого фильма в каком-то смысле — человек ниоткуда. Он мне очень близок по духу. Я в принципе ничего не играл, а старался вести себя так, как бы я мог себя повести в такой ситуации, но в рамках сценария, конечно.
— Вы стремитесь создать какой-либо образ на сцене?
— Я ничего не «создаю», просто выхожу на сцену и пою. Я сам — образ. (Смеется).
— «Перемен требуют наши сердца!» — поете вы, зрители вторят. Что бы вы хотели изменить в жизни?
— Каждый человек должен изменить прежде всегосвою жизнь и себя.. Это сложный вопрос. Я не считаю, что одному человеку под силу изменить жизнь как таковую.
— В жизни вы борец за перемены?
— Я не считаю себя борцом. Я пою песни. Пою о том, что мне нравится или нет, о том, что меня волнует.

— Как появляются ваши песни? 

— Это для меня загадка… Я не знаю… Я начинаю играть. Потом появляются какие-то слова…

— Ленинградской газетой «Смена» вы названы лучшим рок-поэтом 1988 года. В чем, по-вашему, 
отличие рок-поэзии от поэзии вообще?
— Не знаю, насколько точен этот термин. Я не могу рассматривать тексты своих песен в отрыве от музыки, считаю, что они очень многое таким образом теряют.

— Что главное для вас сегодня? 

— Сохранить внутреннюю свободу.

— Виктор, сейчас во время выступлений вы исполняете не все свои песни. Чем это объясняется?
— Какие-то песни со временем теряют актуальность. Мне самому они уже неинтересны. Я пою только тогда, когда мне интересно петь.
— Группа «Кино» — во главе отечественных хит-парадов. Чего бы вы еще хотели достичь?
— Мы никогда не стремились к популярности. Мы никогда не задумываемся, в каком стиле мы играем и как долго будем популярны. Играть и любить это дело — важно для нас прежде всего. Как только перестанет быть важным, мы уйдем со сцены.


— Проблемы сегодняшнего «Кино»?
— Проблема в том, что нам приходится сейчас много работать, а зто требует большой собранности.
— Группа работает под эгидой ленинградской студии «Бенефис». Что это за организация?
— Чисто административная организация, которая, собственно, для нас является некоторой формой прикрытия, чтобы мы не были «KИHO ниоткуда».

— Есть ли приглашения за границу? 

— Довольно много. Но мы тщательно просеиваем их, потому что сейчас все «русское» там очень модно. Мы же ездим довольно редко.

— Где вы побывали?
— В Дании, Франции, Америке.
— И как принимают «Кино»?
— С озадаченным лицом: видя, что мы такие же как они, и не в косоворотках, без балалаек…
— Гастроли по Союзу продолжаются?
— Да, сейчас мы хотим поездить.
— А в Риге будете?
— У нас не было приглашений. Обычно нас зовут — мы едем. Из Риги нас пока никто не звал.
— Что нового приготовило «Кино» поклонникам?
— Записан новый альбом. Как назвать, пока не решили.
— Вы довольны своей жизнью?
— Я не думаю, чтобы человек мог действительно быть доволен жизнью… С другой стороны, я был всегда доволен ею. И когда работал в котельной и бросал уголь в печь, я был доволен жизнью. И сейчас тоже.


— Пожелания читателям?
— Удачи!
— В особенности -тем, кому сегодня 15 — 17 лет?
— Думаю, любой подросток мечтает самоутвердиться. Я никогда никого не учу. Я могу пожелать только удачи!

Фото: пресс-архивы